Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > Арцимовичу

Арцимовичу

Арцимовичу, так и пошел без всякого политического «соуса», с одними фактическими данными — малоубедительными и недостаточно ярко свидетельствовавшими даже о беспристрастии и равном отношении ко всем русским подданным, независимо от исповедания и национальности, со стороны нашего ведомства. Конечно, если бы этот материал был преподнесен в документе, где более или менее ясно были бы высказаны обещания перемены общей политики в отношении евреев, то он был бы уместен. Здесь же он носил характер отписки по такому вопросу, по которому русское правительство явно не желало поднимать обязывающих его к чему бы то ни было разговоров.

Не было даже сделано никакого намека на то, что война, скажем, мешает в настоящее время правительству поднимать сколько-нибудь щекотливые национальные вопросы. В. А. Арцимович тоже был подавлен этим оборотом дела, и, зная, насколько отрицательно правые круги при дворе отнеслись к выступлению Сазонова по еврейскому вопросу, я не был удивлен, что одним из первых шагов Штюрмера, когда он заменил Сазонова, было увольнение Арцимовича, хотя тот по своей должности был очень далек от политики, занимаясь главным образом вопросами хозяйственными и назначениями, да и то на младших дипломатических постах. Арцимович стал жертвой своей близости к американскому посольству, и правые были глубоко убеждены, что именно Арцимович «подстроил» все это американское выступление, чтобы получить затем пост посла в Вашингтоне, на который тот действительно метил.

«Осложнения с Болгарией» заключались в том, что военная партия и военные настроения в Болгарии росли в связи с ухудшением положения союзников на фронте и, в частности, Сербии. По донесениям нашей миссии в Сербии и по сведениям сербской миссии в Петрограде, Фердинанд только ждал, когда военное положение Сербии настолько ухудшится, что выступление против нее Болгарии будет абсолютно безопасным, что вопрос о выступлении Болгарии против нас уже давно решен в положительном смысле, что совершенно фантастично думать о возможности победы сторонников нейтралитета и единственное средство парализовать военно-стратегические.

Обсуждение закрыто.