Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > денежной дани

денежной дани

Что же касается денежной дани, то учитывая рост собственного ремесла и промыслов Боспора в период эллинизма [39] и количественное увеличение состава денежного обращения, 200 талантов следует признать достаточно весомым количеством, но все же не «невероятно огромным». Однако увеличение и такого фороса, несомненно, могло заставить граждан Боспора искать более удобные варианты исполнения требований царя Понта. И такой путь как предоставление наемникам гражданских прав был бы вполне возможен. Но это было бы понятно и естественно в том случае, если бы речь шла о всем Боспоре. У нас же декрет одного из городов, и мы не знаем, какой мерой автономии он пользовался для столь самостоятельных действий в отношении выплаты фороса.

На мой взгляд, данную ситуацию более вероятно было бы связать с последующим выступлением Боспора против Митридата. Это выступление произошло еще до окончания первой Митридатовой войны, поскольку, судя по сообщению Аппиана (Арр. Mithr. 64), сразу после ее завершения Митридат стал готовиться к войне с боспорцами. Сам термин, используемый в данном случае Аппианом, явно говорит о том, что речь у него шла о жителях боспорских городов. Сопоставляя данные Аппиана, Плутарха и Цицерона о выступлении боспорян с данными декрета фанагорийцев, мне кажется возможным говорить о выступлении против Митридата не всего Боспора, а именно его азиатской части. Причем инициатором выступления и его лидером, по-видимому, стала Фанагория. В пользу этого свидетельствует то, что фанагорийцы, предоставляют гражданские права именно воинам, причем долгое время несущим службу вместе с ними и, давая им различные привилегии, оговаривают главное — их участие во всеобщем наборе в войско. Косвенным подтверждением особого положения Фанагории в составе новой провинции и возможности ее выступления в то время против Митридата может быть и опасение царя Понта в 63 г. до н.э., когда он, готовясь к походу в Италию, направляет гарнизон именно в Фа-нагорию (Арр. Mithr. 108), а не в другие города азиатского Боспора.

Можно, конечно, предполагать и то, что фанагорийцы имели в виду улучшение качества защиты от соседних варваров. Но это менее вероятно, поскольку защита внешних границ провинции была прямой обязанностью наместника, а не каждого отдельного города. Неспособность наместника справиться с мятежом фанагорийцев привела к замене его более авторитетным правителем — сыном Митридата Махаром.

Обсуждение закрыто.