Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > Если Беликов

Если Беликов

«Если Беликов и его офицерские сотни чувствовали себя господами положения в центральной части города, и буржуазия хорошо спала под охраной их,— писал С. М. Киров,— то население окраин видело, к чему это ведет. Окраины начали вооружаться, и скоро центр города вместе с офицерскими сотнями оказался в крепком кольце, готовом каждую минуту сжаться».

Офицерские сотни время от времени производили контрреволюционные наскоки и вылазки. Так, 23 января (4 февраля) из Владикавказа в Моздок, на областной народный съезд, в специальном вагоне выезжала многочисленная владикавказская делегация, в том числе и большевики во главе с С. Г. Буачидзе. На вокзале офицеры арестовали председателя Областного комитета земледельческих (крестьянских) советов Ю. Г. Пашковского и членов комитета Ц. Гадиева и Длугий, причем офицеры кричали: «Мы арестуем большевиков и всех, кто с ними! На это у нас есть полномочия». В Беслане, по распоряжению полковника Кибирова, был арестован делегат С. Мамсуров. Аресты эти вызвали большое возбуждение в самооборонческих отрядах на окраинах города. Осетинский национальный совет заявил протест против ареста С. Мамсурова, который был тогда членом этого совета, и Ц. Гадиева, который входил в состав президиума национального совета, и оба они были тотчас же освобождены. Коллегия Владикавказской городской управы, одним из членов которой был большевик Я. Л. Маркус, потребовала у полковника Беликова объяснений относительно ареста Ю. Пашковского, Длугий и Ц. Гадиева, и тот поспешил заявить, что аресты произведены «по недоразумению».

Да, в январе и феврале диктатору Беликову явно негде было развернуться. Но все поведение офицерских сотен, их наглые высказывания и контрреволюционные вылазки создавали в городе очень напряженное положение. Отношения между офицерскими сотнями и рабочей самообороной окраин города обострялись с каждым днем. Развязка должна была неминуемо наступить…

А пока в охраняемый полковником Беликовым Владикавказ вернулись из аулов и селений скрывшиеся во время январских событий министры Терско-Дагестанского правительства: князь Р. Капланов, Т. Чермоев, В. Джабагиев и другие. «И Терско-Дагестанское правительство занялось,— по выражению С. М. Кирова,— новой перетасовкой портфелей, снабжая ими чиновников и людей, не снабженных решительно никакими полномочиями народа».

Обсуждение закрыто.