Вы просматриваете: Главная > История древности > Это было раньше

Это было раньше

Это было раньше, консультациями по консульским делам, иногда не имевшим никакого юридического характера, но и центральный вопрос для России в ее турецкой политике — вопрос о Константинополе — тоже почему-то очутился у Нольде. Гулькевич обратился в Юрисконсультскую часть, прося наших «lumieres»*, но не без задней мысли, дабы впоследствии в случае неудачи свалить всю ответственность на Нольде, а в случае удачи присвоить авторство проекта себе, так как Нольде приглашался в качестве консультанта.

Любопытно также, что с М. Н. Гирсом приехал не только весь состав константинопольского посольства, но и весь наш консульский состав в Турции, в том числе и известный специалист, ориенталист-международник А. Н. Мандельштам, доктор международного права, занимавший в Константинополе пост 1-го драгомана посольства. Еврейская фамилия помешала Мандельштаму (он был значительно старше Нольде по возрасту и ученой степени) занять место начальника Юрисконсультской части, да и в константинопольском посольстве, несмотря на его знания и работу, ему долго не давали ходу, и только после долгих хлопот Чарыкова Мандельштама сделали 1-м драгоманом, за что на Чарыкова дулись старые чиновники, находившие вообще ненужным пускать евреев, хотя бы и принявших православие, в русскую дипломатию.

Между Нольде и Мандельштамом были приятельские отношения, прикрывавшие, однако, жестокую ведомственную борьбу. По логике вещей, судьбу Константинополя, казалось бы, должен был решать скорее Мандельштам, приехавший вместе с Гирсом и, в отличие от и без того перегруженного Нольде, совершенно свободный. Но Сазонов, не лишенный суеверия, считал, что Мандельштам имеет «несчастливую руку», погубил уже трех послов в Константинополе — Зиновьева, Чарыкова и Гирса — и что, если ему довериться, обязательно погибнешь. Так как вопросу о Константинополе Сазонов придавал первостепенное значение, то решено было Мандельштама к нему не подпускать.

Обсуждение закрыто.