Вы просматриваете: Главная > История древности > этого явления

этого явления

Основой этого явления должны были стать такие факторы социально-политической действительности, как зрелость сословий феодального общества (в первую очередь — самого мобильного и восприимчивого сословия горожан) и завершение процесса формирования народностей. Эта категория, сложившаяся в эпоху развитого феодализма, стала играть огромную, еще не оцененную в нашей медиевистике роль. Именно к ним — не просто подданным того или иного короля, но и к жителям Англии или Франции, Кастилии или Португалии стали обращаться светские правители, стремясь, чтобы в их глазах действия монарха не противоречили божественной волне.

За этими обращениями стояло не только интуитивное ощущение растущего значения позиции «подданных» в государственных делах. В конкретном вопросе о войне и мире стремление оправдать войну в глазах общественного мнения отражало также созревшее ощущение бедственности войны для конкретной страны, отдельного народа.

Во французских хрониках времени Столетней войны, в особенности в наиболее демократичных — таких, как хроника Жана де Венетта или анонимная «Хроника первых четырех Валуа», уже применительно к XIV в. отчетливо звучит мысль о гибельных последствиях войны для Франции, об обезлюдевших некогда цветущих областях, о страданиях тех, кто остался в живых. И не просто христианское милосердие заставляет скорбеть авторов хроник. В хрониках и художественных произведениях XIV в. все более ясно проступает мысль о непереносимости для их авторов страданий именно своей страны, своего народа.

В общественном сознании западноевропейского общества это ощущение было окончательно отчетливо сформулировано на рубеже средневековья и нового времени. Одним из блестящих свидетельств этого стала немецкая поэзия эпохи Тринадцатилетней войны.

Обсуждение закрыто.