Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > Гораздо существеннее

Гораздо существеннее

Гораздо существеннее был поступок старшего чиновника, заведовавшего Славянским отделом, Обнорского, к которому от имени Троцкого явился Радек и потребовал сведений по польскому и другим славянским вопросам для русской делегации в Брест-Литовске. Обнорский, испугавшись или по каким другим соображениям, не поколебался дать просимые сведения и снабдил Радека всеми нужными документами, в том числе и моей докладной запиской по холмскому вопросу, представленной в свое время в русско-польскую комиссию Ледницкого в качестве мнения по этому предмету Министерства иностранных дел. Записка оказала практическое влияние на ход переговоров в Брест-Литовске, что видно из того обстоятельства, что Холмская губерния действительно по настоянию русской делегации отошла к Украине, а не к Польше, как того добивались поляки, и в Варшаве и Кракове был объявлен трехдневный траур по поводу этого невыгодного для Польши решения.

О совещании Радека с Обнорским мы узнали не сразу, так как сам Обнорский об этом нам не рассказал. Когда же это стало известно, то в комитете ОСМИДа, где тогда ввиду отсутствия Петряева и Урусова председательствовал князь Н. В. Голицын, началось расследование этого дела, и Обнорский вынужден был дать исчерпывающее объяснение своего странного поступка и не менее странного молчания. Потом князь Голицын с присущим ему флегматичным спокойствием задавал вопросы, а Обнорский, красный от смущения, отвечал в нашем присутствии. Надо сказать, что при Временном правительстве Обнорский вместе с М. М. Гирсом, помощником начальника Среднеазиатского отдела, вступил в малоизвестную в ту пору республиканско-демократическую партию. Они вообще «левели» не по дням, а по часам. Так как оба названных чиновника при царском строе не выделялись радикализмом политических взглядов, то такое полевение вызывало естественный скептицизм в отношении его мотивов, но поскольку практически ничего шумного или карьерного из этого не вышло, то на это не обращали внимания.

Естественно, разговор с Радеком перед его отъездом в Брест-Литовск имел уже, можно сказать, не только внутриведомственное, но и прямое международно-политическое.

Обсуждение закрыто.