Вы просматриваете: Главная > История древности > Когда же я отправился

Когда же я отправился

Когда же я отправился к Сазонову и вручил ему записку по еврейскому вопросу, то нашел его в крайне подавленном состоянии, по-видимому, «ихтиозавры» не желали ему уступать. Он поблагодарил меня, но ни слова не сказал, приняв записку. Нератова не было, а между тем вошел Шиллинг с делами. Когда я в тот же день был у Нератова и сказал, что уже передал записку Сазонову, он почти весело заметил: «Думаю, что этот вопрос придется отложить, у нас осложнения с Болгарией». Но Нератов ничего не сказал мне об аудиенции Сазонова у государя, конечно, щадя своего начальника и друга.

О том, что произошло в Царском Селе, узнал я довольно скоро и совершенно случайно от моего хорошего знакомого Н. Н. Нахимова, бывшего в это время, вместе с Юрьевым, секретарем Горемыкина. Я встретил его у одних моих родственников, где он часто бывал, и как только он меня увидел, первыми словами его были: «Ну Сазонов ваш — вот дипломат!» И, весело смеясь, он тут же, в присутствии моих родственников — молодых людей, служивших в кредитной канцелярии министерства финансов, рассказал подробно о посещении Сазоновым государя.

По его словам, как только Сазонов открыл рот по еврейскому вопросу, государь сразу же его остановил: «Вы думаете, что, если мы дадим им равноправие, они на этом остановятся? Завтра же начнутся требования ответственного министерства и всяческих реформ. И где предел уступкам? Сегодня требуют американцы, завтра будут требовать англичане. Я считаю, что внутренняя политика должна быть совершенно отделена от внешней. Еврейский вопрос — чисто внутреннее дело правительства, и никаким иностранцам нет до этого никакого дела».

Обсуждение закрыто.