Вы просматриваете: Главная > История древности > Любопытно

Любопытно

Любопытно, что в руки Петрова-Клинского попали, между прочим, все наши личные документы — метрики, дипломы, брачные свидетельства, формуляры, и он почему-то взял и отослал их в Нижний Новгород, хотя там никакого отдела Архива министерства не было. Все попытки получить назад эти документы остались безуспешными, но такое было время, что никто из нас об этих вещах не думал и мы на этот факт никак не реагировали, только смеялись, говоря, что Петров хочет изгладить всякий след «клинского дела». Другими соображениями трудно объяснить этот поступок, но раз он был директором департамента, то у него была и власть делать то, что заблагорассудится.

Надо также прибавить, что, как мы узнали от четырех раскаявшихся подчиненных Доливо-Добровольского, несколько дней проработавших с ним в атмосфере советского комиссариата, помощником Доливо-Добровольского был какой-то матрос, совершенно не владевший иностранными языками да и вообще полуграмотный, который, не имея возможности «помогать», попросту следил за каждым его шагом, а иногда и пытался контролировать его работу. Доливо жаловался своим сослуживцам, что ему «не доверяют». И действительно, как я сказал выше, Доливо-Добровольский через несколько месяцев был уволен к его же собственному удовольствию с назначением пенсии — вот вся реальная награда, которую получил бывший «нововременец» за услуги рабоче-крестьянскому правительству в столь критическое для него время сразу после Октябрьской революции.

Когда первая паника спала и большевики увидели, что наш саботаж продолжается, то в «Собрании узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства» был опубликован длинный, бестолково и с большими пропусками составленный список «уволенных бывших чиновников Министерства иностранных дел», где все титулы были выставлены с прилагательным «бывший»: «бывший граф», «бывший князь», «бывший барон» и даже «бывший фон», что по-русски звучало глупо. Моей фамилии, как и ряда других чиновников, в списке почему-то не оказалось. Зато барон Б. Э. Нольде, сам ушедший вместе с П. Н. Милюковым и П. Б. Струве в мае 1917 г.

Обсуждение закрыто.