Вы просматриваете: Главная > История древности > Мирский

Мирский

„Мирский при этом добавил, что вооруженная военная сила употребляется в дело только в известных, законом установленных случаях, а потому будет ли законно вооруженное на них нападение, если таковое не будет вызвано с их стороны такими деяниями, о которых именно говорит закон. Все арестанты при этом или мрачно молчали, или каждую фразу произносили заикающимся голосом, будучи близки к припадкам нервного исступления.

„Осмотренные нами пять трупов отравившихся преступников и преступниц, за исключением трупа Сигида, ничего особого не представляют, кроме общего крайнего физического истощения.

„Вообще наружный вид государственных преступников и преступниц, за немногими исключениями, крайне неудовлетворителен: все это люди, как говорится „дышащие на ладон», худые, с землистым цветом лица и в высшей степени нервно возбужденные, что проявляется как в их взглядах, так и в порывистых телодвижениях. Некоторые положительно страдают теми или другими формами психического заболевания и, во избежание последующих нежелательных событий среди этого мира, безусловно необходим постоянный надзор за ними со стороны опытного врача-психиатра.

„Оканчивая на этом мое донесение вашему высокопревосходительству, имею честь присовокупить, что когда полковник фон-Плотто посетил в Верхнеудинской тюрьме арестантку Ковальскую и заметил ей все неприличие ее поведения в присутствии генерал-губернатора, то Ковальская ответила, что она только исполнила то, что обещала полковнику в феврале 1888 года и что теперь чувствует себя совершенно здоровою».

Обсуждение закрыто.