Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > на этом пути

на этом пути

Пожалуй, никогда прежде брат не был мне так близок. Идейно-политическое единство взглядов означало, по-видимому, больше, чем кровное родство. В тот вечер мы долго не спали. Говорили о предстоящих боях, мечтали о прекрасном обществе будущего, в котором не будет эксплуататорских классов.

Но на этом пути предстояло преодолеть еще много трудностей. Враги трудового народа мертвой хваткой держались за власть, за собственность на землю и орудия производства. Их сопротивление можно было сломить только силой. И именно к этому нас призывали Ленин и партия большевиков. Необходимо было вовлечь в борьбу во всей России самые широкие массы трудящихся города и деревни. Напряженная подготовительная работа велась и в Вильянди, чтобы высвободить из-под влияния соглашателей трудовой народ этого маленького городка.

Местом дискуссий Биллем избрал чайную «Попечительства о народной трезвости», где по-прежнему жил и работал отец. Каждый день здесь собирались рабочие-активисты со всего города. За чашкой чая обсуждались события, происходившие в государстве и в столице, вырабатывались планы действий. Сюда поступали большевистские газеты из Петрограда и Таллина. Но одновременно в этот штаб местных большевиков поступали и сведения о всех шагах, предпринимаемых в городе врагами революции, благодаря чему большевики всегда были готовы к отпору.

Большая организаторская роль в этой напряженной работе принадлежала моему брату Виллему. Отец же, напротив, все еще стоял в стороне от политических событий, не вникал в их суть и не мог найти в них свое место. Поэтому я не удивился, когда однажды утром он доверительно прошептал мне:

— Ты намекни Виллему как-нибудь осторожно, чтобы он не очень ссорился с образованными людьми. Во время споров он так выходит из себя, что кажется, вот-вот набросится на противника. Ты ведь знаешь, что ему на войне повредили черепную кость. Наверное, от этого у него и возникают сумасшедшие мысли о том, чтобы перевернуть весь мир. Мои наставления и материны предостережения он и слушать не хочет. Считает, что мы, старые люди, отстали от жизни. Может тебя он послушает, ты все-таки из столицы.

Я откровенно признался, что полностью разделяю взгляды Виллема, и пообещал поговорить с ним лишь об одном — о том, чтобы он не забывал о своих близких, терпеливо и доходчиво разъяснял бы им свои взгляды и устремления. После этого мы втроем провели несколько вечеров подряд за деловой и откровенной беседой, в которой иной раз принимала участие и мама. Это дало свои результаты. Отцу трудно было осмыслить все сразу, но чувствовалось, что он стал яснее видеть путь, по которому надо идти трудовому народу.

Обсуждение закрыто.