Вы просматриваете: Главная > История древности > Наружная дверь

Наружная дверь

Наружная дверь была заперта. Я постучал. Мне открыла какая-то молодая женщина. В ответ на мой вопрос она указала на дверь квартиры № 1 и скрылась за дверью квартиры напротив.

В первой комнате за столом сидел какой-то незнакомый молодой человек. Оторвавшись от чтения, он посмотрел на меня вопросительным взглядом. Но я заметил уже и кое-что знакомое: на полке в углу в рамочках стояли фотографии двух подростков. Одним из них был я, вторым — мой брат Биллем. Я спросил незнакомца:

— Юхан Ломбак дома?

— Дома, — смущенно ответил тот.

Войдя во вторую комнату, я остановился у двери. В тусклом свете ночника я увидел мечущегося в беспокойном сне отца. Мамина кровать стояла за массивным платяным шкафом. Едва я сделал пару шагов, как отец открыл глаза, приподнялся, провел по лицу ладонью и, тяжело вздохнув,основа упал на подушку.

Я крепко обнял отца и в тот же момент услышал обеспокоенный голос мамы:

— Юхан! Кто там?

Не дожидаясь, пока отец ответит, я бросился к кровати мамы.

— Артур, сынок! Наконец-то …

Как только улеглась буря радости, вызванная нашей встречей, нам пришлось более детально обсудить ситуацию. Я рассказал родителям, что принимал участие в восстании, что сейчас нахожусь на нелегальном положении и надеюсь перейти границу, чтобы попасть в Советский Союз, но до этого мне нужно найти где-то надежное убежище.

Отец сказал, что, по его мнению, укрыться можно и здесь — полиция во всяком случае его уже давно не беспокоила. Однако, сложнее дело со студентом, квартирантом моих родителей. Оставшийся без наследства, младший сын хуторянина-середняка во время гражданской войны воевал в белых эстонских частях, а теперь бесплатно учится в университете и, кроме того, получает государственное пособие. Парень он тихий и порядочный, но от него нельзя ожидать какого-либо сочувственного отношения к борьбе пролетариата. Напротив, в разговорах он проявил себя как ярый реакционер, особенно в последние дни. *

С другой стороны, студенту давно известно обо мне и моих братьях, но родители еще ни разу не слышали от него ни упреков, ни угроз. И поскольку он меня теперь уже видел, я предложил отцу играть с ним в открытую. В ту же ночь отец пошел в комнату студента и спросил его, как бы он повел себя в том случае, если бы «блудный сын» на несколько дней остался погостить в доме родителей. Студент заявил, что его такие вещи совершенно не касаются.

Обсуждение закрыто.