Вы просматриваете: Главная > История древности > Нельзя также не отметить

Нельзя также не отметить

Нельзя также не отметить и того обстоятельства, что на подготовительной стадии А. А. Доливо-Добровольский как единственный чиновник из крупных, сразу перешедший к большевикам и бывший по своему служебному положению вполне в курсе дел, несомненно, чрезвычайно помог новой власти. Правда, он заведовал административно-консульскими делами и не стоял близко к решению политических вопросов, но как опытный чиновник дипломатического ведомства, находившийся в самом тесном общении с ответственными чинами министерства, мог быть и был ценным помощником, упавшим с октябрьского неба на Дворцовую площадь к советским дипломатам. Так, например, по состоявшемуся в комитете ОСМИДа решению, наши дипломатические и консульские шифры не были переданы Троцкому и Чичерину, но Доливо-Добровольский знал их и пользовался ими, а следовательно, мог научить этому и научил, как мы узнали позже, большевиков.

Доливо-Добровольским не ограничился список чиновников, с первых дней перешедших в советский лагерь. Это были, правда, чиновники, уволенные из министерства еще при царском правительстве, но все же по традиции ведомства «числившиеся в списках министерства», а именно Петров (по прозванию Петров-Клине кий) и Вознесенский.

Петров-Клинский получил свое прозвище за нашумевшее перед самой войной 1914 г. дело, связанное со станцией Клин Николаевской железной дороги. Дело это было весьма скандального свойства. Петров, чиновник демократического происхождения («из крестьян», как было обозначено в формуляре), занимал в это время довольно важный пост драгомана в нашем политическом агентстве в Бухаре. Тот факт, что в столь замкнутое и аристократическое министерство, как дипломатическое ведомство, иногда попадали чиновники из крестьян, объясняется тем, что на Востоке нужны были специалисты по восточным языкам a tout prix*, а Петров кончил Лазаревский институт в Москве и восточными языками владел в совершенстве.

Обсуждение закрыто.