Вы просматриваете: Главная > История древности > Обман этот удался

Обман этот удался

Обман этот удался, говорили при нем в склтах достаточно безбоязненно и отпереться от сказанного на следствии было трудно, так что из материалов дела перед нами предстает довольно подробная и ясная картина настроений урало-сибирских старообрядцев знаменательного 1722 года — года Тарского бунта.

Выданные Веселкиным уральские скитские поселения были полны самыми разнообразными слухами и легендами о Петре I. Все они так или иначе осуждали императора, хотя единая сюжетная линия, характерная для развитых форм легенды, здесь не прослеживается. О взглядах руководителя этих скитов Варфоломея мы знаем немного: Варфоломею удался дерзкий побег с дороги, и до пыточного ведомства князя И. Ф. Ромодановского его не довезли. Но то немногое, что стало известно из его взглядов благодаря любопытству Веселкина, очень характерно для радикального раскола тех лет.

«За неправедного де государя что бога молить, он де ненавистник истинной вере, противник богу.» Центральная для всего тогдашнего старообрядчества политическая проблема о немолении за царя, то есть о принципиальном неприятии существующей царской власти, решается в этих словах Варфоломея весьма недвусмысленно10.

Если сам старец Варфоломей не часто удостаивал будущего фальшивомонетчика откровенной беседой, то старицы Платонида, Варсонофия и Досифея оказались куда более разговорчивыми. Двум последним довелось однажды видеть Петра и даже беседовать с ним: «урядник Петр Михайлов» во времена своей юности подчас предпринимал попытки высочайшего увещевания старообрядцев обратиться от раскола. В отношении воспитанниц керженских скитов Варсонофии и Досифеи попытка оказалась безуспешной, о чем впоследствии уральские старицы (происходившие из солигалических крестьян) вспоминали не без гордости, подчеркивая, что стойкость в вере была тогда проявлена даже двухлетней дочерью одной керженской старообрядки, которую Петр пытался увещевать вместе с ними: «И ту девочку его величество своими руками взяв, руку ее складывал и велел креггитца тремя персты. И та девочка руку свою у его величества вырвала и, плюнув, говорила, про сложение тех трех перстов: «дядя кака» и складывала персты меншне два с первым болшим»11.

Эта краткая характеристика, якобы данная двухлетней раскольницей царствующему Романову, была значительно детализирована ее старшими единоверцами, которые долгие годы своих странствий продолжали живо интересоваться личностью высочайшего увещевателя и его семейными делами. Реальные факты, доходившие до керженских и тагильских скитов, вкрапливались в схему легенды о подменном царе.

«А старица Платонида про его императорское величество говорила: он де швед обменной, потому, догадывайся де, делает Богу противно, против солнца крестят и свадьбы венчают, и образы пишут с швецких персон, и посту не может воздержать, и платье возлюбил швецкое, и со шведами пьет и ест и из их королевства не выходит, и швед де у него в набольших. А паче де того, догадывайся, что он извел русскую царицу, и от себя сослал в ссылку в монастырь, чтоб с нею царевичев не было. И царевича де Алексея Петровича извел, своими руками убил для того, чтоб ему, царевичу, не царствовать.

Обсуждение закрыто.