Вы просматриваете: Главная > История древности > Обнорскому припомнили

Обнорскому припомнили

Обнорскому припомнили его неожиданный радикализм при Временном правительстве. Его поведение при этом допросе было крайне двусмысленным, равно как и его объяснения. Обнорский говорил, что не решился отказать Радеку, потому что тот жаловался будто бы, что из-за саботажа Министерства иностранных дел русская делегация в Брест-Литовске лишена нужного дипломатического аппарата и что «враги России», т. е. немцы, имеют грандиозное преимущество, так как их делегация располагает всеми необходимыми экспертами и техническими силами; что, плохо это или хорошо, большевики говорят от имени России и в интересах последней, чтобы они говорили со знанием дела, а не наобум. Радек гарантировал Обнорскому полную тайну их свидания и передачи соответствующих документов.

Обнорский сказал, что, ни в малейшей мере не сочувствуя большевизму, он тем не менее как русский человек не мог уклониться от «исторической миссии» — помочь русской делегации в Брест-Литовске по такому важному для России вопросу, как славянский, которому он посвятил всю свою жизнь. Эти объяснения вызвали, конечно, соответствующий отпор как явно противоречившие позиции активной борьбы с большевизмом, на которую встало наше министерство.

Что же касается славянского вопроса, то сам факт ведения переговоров в Брест-Литовске являлся прямой изменой славянскому делу. Наконец, если фактически большевистская делегация в Брест-Литовске говорит и действует от имени России, то, по нашему единодушному убеждению, Россия никогда не признает результатов брест-литовских переговоров. Насчет своего молчания после свидания с Радеком Обнорский сказал, что он был связан «честным словом дипломата» и, так как обещание сохранить дело в тайне было взаимным, он не считал для себя возможным «в интересах русского дела в Брест-Литовске» разглашать этот конфиденциальный разговор.

Объяснения Обнорского были признаны по всем пунктам неудовлетворительными, ему было высказано порицание как за само содействие большевикам по дипломатической части, так и за сокрытие этого факта от комитета ОСМИДа. Обнорский признал вину и ошибочность своих действий и просил.

Обсуждение закрыто.