Вы просматриваете: Главная > История древности > Он сам

Он сам

Он сам и руководимая им Юрисконсультская часть сыграли решающюю роль, так как у нас получали все законодательные положения о неприятельских странах из Германии и Австро-Венгрии, а также из союзных стран, и здесь же составлялся перевод этих актов, служивших материалом и образцом для соответствующего русского законодательства. Мы шли в хвосте Германии и союзников, хотя и союзники, в особенности в начале войны, шли в хвосте Германии, едва успевая перепечатывать все их новые законы «военного времени». Даже знаменитый вопрос о лишении неприятельских подданных права судебной защиты, решенный у нас в Сенате в 1916 г., был в сущности сколком аналогичного германского закона.

Однако наша Юрисконсультская часть была законодательной лабораторией в вопросах, касавшихся не только неприятельских подданных, но и военного законодательства в международно-правовом смысле слова. Так, например, область военно-морского права была в ведении нашей части, и во все время нахождения Нольде на посту начальника этой части он был постоянным председателем образованного при МИД междуведомственного совещания по вопросам морской войны. В этом совещании я был и секретарем, и одним из наиболее осведомленных членов, так как работал для диссертации по морскому праву за границей и был в курсе всего морского законодательства наших врагов и союзников (см. мои статьи в 1915 и 1916 гг. в «Известиях МИД»).

Из морского ведомства представителями были автор нашего Призового положения 1895 г., старший юрисконсульт морского министерства, человек казуистического склада, но очень знающий (мне приходилось с ним горячо спорить во время наших совещаний из-за его крайнего пристрастия и благоговения перед нашим довольно-таки устарелым призовым законодательством), Иван Егорович Стеблин-Каменский, а также Иван Александрович Овчинников, зять Горемыкина, бывший представителем морского ведомства на Гаагских конференциях, впоследствии зверски убитый на Кавказе большевиками.

Обсуждение закрыто.