Вы просматриваете: Главная > История древности > Отзыв Ольшевского

Отзыв Ольшевского

Отзыв Ольшевского раскроет нам результаты, к которым приводили усилия Хаджи-Юсуфа и других военных организаторов имамата: «Чеченцы, — пишет он, — с большой сметливостью и искусством вредили нам, если они действовали врассыпную и по собственному побуждению и увлечению. Действуя в массах и под предводительством своих наибов, а тем более Шамиля… в чеченцах не только не видно было искусства, ловкости и энтузиазма, но они становились трусами». Отзыв этот, но уже в отношении дагестанцев, подтверждает и Пассек: муртазигаты «…упорны и храбры до исступления, мюриды менее опасны, а поголовное ополчение, — говорит он, — вовсе не опасно». Откуда у генералов подобная характеристика врага, о смелости, предприимчивости и энергии которого мы имеем столько блестящих свидетельств?

Для того, чтобы ответить на такой вопрос, вспомним прежде всего историю создания шамилевской армии. Она выросла из широкого крестьянского движения, из поголовных восстаний, из партизанской войны. Перед имаматом стояла задача организовать партизанское движение, ввести его в организационные рамки регулярной армии. Но в процессе создания армии из отдельных отрядов стремившаяся к власти аульская верхушка все явственнее выходит на первые роли. А отсюда намечается и разрыв между прежними партизанскими отрядами и новой, регулярной армией. Узденьская масса перестает считать дело имама своим делом, она видит и чувствует на каждом шагу, что руководство движением захватывается зажиточной верхушкой, действующей в своекорыстных целях.

И вот мы наблюдаем, как растет недовольство масс военной повинностью, необходимостью идти в армию. Появляется характерная поговорка: «Лучше просидеть год в яме, чем пробыть месяц в походе». Имам принужден вводить штрафы за неявку на сборный пункт.

А в то же время партизанское движение продолжается, хотя и с меньшей интенсивностью, массы выступают против завоевателей самочинно. И тут разгадка двойного поведения чеченцев. Не один из военных писателей отметил характерную особенность сражений с чеченцами в конце 1840-х гг.: пока приходится иметь дело с местными силами, действующими на свой страх и риск, отстаивающими свои жилища или посевы, царская армия чувствует в противнике сильного врага. Как только начинаются столкновения с «регулярной» шамилевской армией — оценка противника сразу резко снижается. А чем ближе к моменту завоевания.

Обсуждение закрыто.