Вернувшись в Петроград

Вернувшись в Петроград, я снова застал его взбудораженным как муравейник. На этот раз причиной послужил военный поход на столицу, объявленный генералом Корниловым, по заданию помещиков и капиталистов, при прямой поддержке империалистических держав Запада. Над революцией нависла смертельная опасность, так как в тайном сговоре с Корниловым состоял и глава Временного правительства Керенский. Большевистская партия призвала народные массы отразить наступление сил контрреволюции. Для этого она мобилизовала все силы: солдат, матросов, отряды Красной гвардии. […]

на этом пути

Пожалуй, никогда прежде брат не был мне так близок. Идейно-политическое единство взглядов означало, по-видимому, больше, чем кровное родство. В тот вечер мы долго не спали. Говорили о предстоящих боях, мечтали о прекрасном обществе будущего, в котором не будет эксплуататорских классов. […]

Стоявший рядом

Стоявший рядом солдат по-видимому услышал мои слова и сказал:

— Да нет, у него все дома. Просто он зятек одного крупного помещика и сейчас распинается для того, чтобы приданое его жены не досталось бесплатно народу. Вот, где собака зарыта! […]

В середине дня 4 июля

В середине дня 4 июля в Петрограде началась грандиозная демонстрация. На улицы вышли до полумиллиона рабочих, солдат и матросов. Демонстрация проходила под большевистскими лозунгами.

Но Временное правительство направило против мирной демонстрации контрреволюционные войска и юнкеров. Они открыли по колоннам демонстрантов ружейный и пулеметный огонь. Улицы Петрограда обагрились кровью рабочих и солдат. […]

18 июня 1917 года

18 июня 1917 года на улицы Петрограда вышло более 400 000 рабочих и солдат столичного гарнизона с протестом против наступления контрреволюции. Они несли красные флаги и транспаранты: «Долой войну!», «Вся власть Советам!», «Долой 10 министров-капиталистов!», «Земля народу!» […]

Господа!

Господа! Мне необходимо сообщить вам нечто важное и весьма срочное. Поэтому прошу всех немедля подойти поближе.

Все эти нолькены, стакельберги, энгельгарты, вульфы, ман-тойфели, таубе и прочие быстро окружили запыхавшегося фон Эйхена, чтобы услышать это «нечто важное и весьма срочное». […]

время кабалаский лесничий

Все это время кабалаский лесничий сидел словно на раскаленных углях. Этот преданный слуга барона Таубе уже несколько дней не находил себе места. Сообщить в Кабала о приближении боевого отряда повстанцев он хотел сразу же, как только узнал об этом, но телефонная линия была перерезана. Боясь, что кто-нибудь уличит его в предательстве, он не смел что-либо предпринять и слонялся из угла в угол сам не свой. Но как только отряд ушел из лесничества, он кинулся к перерезанным проводам, соединил их и позвонил в имение. К телефону подошел сам управляющий фон Эйхен и сразу же заорал, почему в Тырвааугу ему два дня никто не отвечал. Дрожащим голосом лесничий объяснил «достопочтенному господину управляющему», что все это время он находился в руках погромщиков. […]

В Чечне

В Чечне, Ингушетии, Кабарде чрезвычайно активизировались темные силы, шейхи и муллы убеждали свои народы надеяться только на «единоверную братскую» Турцию и ждать скорого прихода ее победоносных войск. […]

Основную тяжесть борьбы

Основную тяжесть борьбы с бичераховщиной пришлось перенести рабочему классу и иногороднему крестьянству—ведь Красная Армия на Тереке состояла в основном из рабочих и иногородних крестьян. Да и гражданская война, развязанная контрреволюционными верхами казачества, разгорелась, главным образом, вокруг городов — Грозного, Моздока, Кизляра, Георгиевска, Владикавказа, Нальчика, в районе Пятигорска и Кисловодска. Здесь были сосредоточены основные силы мятежников. […]

под Кизляром

Но незадолго до этого и Кизляр получил помощь из Астрахани. Два отряда с артиллерией к транспортом оружия и боеприпасов 18 сентября высадились недалеко от Черного рынка, прорвали кольцо осаждавших мятежников и вступили в Кизляр. И если защитники города геройски сражались до сих пор, то с каким же воодушевлением бились они теперь против все еще в три раза превосходивших их контрреволюционных банд! 13 октября противник начал генеральный штурм Кизляра. Потеряв в течение двух дней более 400 человек убитыми, ранеными и пленными, 9 пулеметов, 15 тысяч патронов, бросив подбитый броневик, отряд есаула Слесарева в панике бежал в ближайшую станицу. Герой этого сражения председатель Кизлярского Совета А. Ф. Хорошев, — сообщалось в донесении из Кизляра,— серьезно ранен, но состояние его хорошее. […]

Страница 30 из 73«...1020...26272829303132333435...506070...»