Вы просматриваете: Главная > История древности > Первые дни

Первые дни

Первые дни после отъезда студента мы прожили все-таки в беспокойстве. А что, если он расскажет своему брату — хозяину хутора — о встрече с коммунистом? Кто гарантирует, что тот быстро не сообщит об этом властям? Пробираться к границе сейчас означало обречь себя на верную гибель.

Найти более надежное место в городе тоже не было возможности, и мы каждую минуту могли ожидать появления охранки. Предусмотренный ранее путь к бегству — из кухни через люк в полу в подвал и оттуда через низкую дверь на задний двор — был явно ненадежен: вряд ли полицейские оставят двор без присмотра. Поэтому следовало устроить тайник внутри дома. Ни подвал, ни чердак не подходили для этого. Оставалась только квартира родителей.

Мое внимание привлекло углубление между печкой и стеной в задней комнате, размерами примерно 50X75X225 см. Две стороны этой своеобразной ниши создавались углом комнаты, третья — печкой, сверху ее полностью закрывал дымоход. Я тут же решил взяться за дело. 23 декабря мы с отцом при помощи шурупов и клея, без единого удара молотком соорудили для ниши переднюю стенку и оклеили ее обоями. Еще день ушел на окончательную отделку.

Я разглядывал свой тайник с близкого расстояния и издалека, днем и вечером, при солнечном освещении и при свете керосиновой лампы, свечи, спички, карманного фонарика. Ничего не должно было бросаться в глаза. Я отнес в нишу свою верхнюю одежду, оружие и карманный фонарь.

Вскоре я уже мог самостоятельно, быстро и бесшумно прятаться. Проделывал я это каждый раз, когда кто-нибудь стучал в дверь нашей квартиры.

Наступил новый 1925 год. Все было по-прежнему тихо и спокойно. Но как известно, беда о себе не предупреждает. Когда в полдень 5 января мама на минутку вышла в коридор, из квартиры напротив неожиданно появилась какая-то женщина и ее вездесущий взгляд тут же заметил меня в щель неплотно закрытой двери. Я припомнил со слов родителей, что это — вдова бывшего царского жандарма, которая стала ярой сторонницей существовавшего буржуазного строя и лютым врагом всех, кто покушался на его основы. В тот же момент я услышал, как она спросила у мамы:

— Вы, наверное, сегодня ждете гостей, раз даже в святую субботу хлопочете?

Обсуждение закрыто.