Вы просматриваете: Главная > История древности > Правда

Правда

Правда, Польше Пестель соглашался «даровать независимое существование», но оговаривал его рядом немалых ограничений: требованием, чтобы верховная власть в Польше была устроена так же, как в России, обязанностью вступить с Россией в тесный союз и т. п.

Пестель считал необходимым политику последовательной русификации всех народов: чтобы «господствовал один только язык российский», а различные «имена», названия народностей «были уничтожены и везде в общее название русских воедино слиты». В результате, по его мнению, «все различные племена, в России обретающиеся, к общей пользе совершенно обрусеют и тем содействовать будут к возведению России на высшую ступень благоденствия, величия и могущества».

Фиксируя эти сильные элементы централизаторства и регламентации, проходящие через «Русскую правду» необходимо иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, «Русская правда» была не конституцией в собственном смысле слова, а наказом для Временного верховного правления, которое по замыслу Пестеля должно было функционировать в переходный период после совершения революции. На опыте французской революции и последовавших за ней революционных событий в других странах Пестель приходит к выводу, что «все происшествия, в последнем полустолетии случившиеся, доказывают, что народы, возмечтавшие о возможности внезапных действий и отвергнувшие постепенность в ходе государственного преобразования, впали в ужаснейшие бедствия и вновь покорены игу самовластия и беззакония». Поэтому в преобразовании политического строя России необходима «постепенность», временная диктатура, ибо прежняя власть уже скомпрометировала себя, а сразу перейти к парламентской демократии невозможно, поскольку «начала представительного верховного порядка в России еще не существуют». Пестель полагал необходимым продолжительность временной власти «не менее десяти лет».

Обсуждение закрыто.