Вы просматриваете: Главная > История древности > При этом в документах

При этом в документах

При этом в документах, естественно, не отражалась такая «мелочь», как насильственный, навязанный Шотландии характер этой «верности», а точнее говоря, — зависимости.

Объявляя войну, откровенно стремясь к ее продолжению, идя на обострение того или иного конфликта, государи непременно твердили о своем стремлении к миру. Все официальные хронисты, подробно и красочно описывая военные деяния и успехи королей, неизменно находили слова и краски для обоснования теоретической приверженности своего государя к миру. В жизнеописаниях некоторых западноевропейских правителей эта тема вообще стала ведущей. Так, Людовик IX, который отдал огромные силы двум крестовым походам, был восславлен современниками не столько за это, сколько за свое стремление мирно урегулировать некоторые конфликты между западноевропейскими государями.

Перед кем же так страстно оправдываются правители феодальных государств, высшие представители класса феодалов, для которых война — самое естественное и почетное занятие? Прежде всего, вероятно, перед богом. Из мировосприятия средневекового человека, в том числе и монарха, этот фактор ни в коем случае не может быть исключен. И все же, как мне представляется, суд божий на протяжении всего средневековья был категорией достаточно абстрактной и в восприятии конкретного человека должен был соединяться с какими-то реальными земными силами. Позиции папства и империи как проводников божьей воли в вопросах войны и мира по мере укрепления государственности в западноевропейских странах определенно слабели. А накал «оправдательной аргументации» усиливался.

Объяснение этого кроется, на мой взгляд, в таком пока еще малоизученном факторе общественной жизни и сознания зрелого феодального общества, как общественное мнение. Именно оно постепенно заполнило «экологическую нишу» высшего земного авторитета в решении вопросов войны и мира.

Обсуждение закрыто.