Вы просматриваете: Главная > История древности > Сазонова

Сазонова

Сазонова и, как это ни странно, министерства земледелия в лице Кривошеина. Сазонов, проводивший во внешних делах достаточно широкую славянофильскую политику, считал «немцеедство» демагогическим шагом крайних правых и относился к нему весьма отрицательно. На такую германофильскую позицию во внутренней политике, как мне довольно скоро стало ясно, толкали Сазонова и личные связи с явно германским по своему происхождению, а отчасти и по симпатиям, большинством его ближайших любимых сотрудников по МИД. Иная позиция была прямо невозможна при сохранении этих лиц в дипломатическом аппарате на ответственных местах. Сазонов же по всему складу своего характера был человеком, для которого личные отношения играли огромную роль в его правительственной деятельности.

Позиция Кривошеина была существенно иная, а именно: он боялся, что отчуждение земель, пусть даже и за вознаграждение, в таком почти всероссийском масштабе может вызвать у населения желание поднять аграрный вопрос во всей его широте. Он считал, что удар, наносимый немцам, может неожиданно обрушиться и на русское помещичье землевладение и что поднимать такой вопрос во время войны крайне опасно. Кривошеин не только сам был этого мнения, но и все его ближайшие сотрудники держались того же взгляда. Я помню, как еще в 1916 г. в междуведомственной комиссии Ильяшенко, о которой я упоминал, вице-директор министерства земледелия Зноско-Боровский произносил пространные и неслыханно резкие речи против своевременности этих мер, говоря о «забытом призраке 1905 года».

При обсуждении указа 1 февраля 1915 г. в Совете министров четыре министра — Сазонов, Кривошеин, Рухлов и князь Щербатов — высказались против проекта Маклакова и Щегловитова, государю были поданы две докладные записки — большинства и меньшинства Совета министров, и он, хотя не без колебания, утвердил в конце концов мнение большинства министров во главе.

Обсуждение закрыто.