Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > «Скромность рода и имени»

«Скромность рода и имени»

«Скромность рода и имени» (humilitas generis ас nominis), не внушавшая опасений Нерону, сначала помогла Веспасиану получить командование крупными силами в Иудее (Suet. Vesp. 4.5), а потом не помешала занять в конечном итоге императорский престол.

Знатность полководца, а в конечном счете и знатность самого императора, возглавлявшего военную иерархию, в целом сохраняла, по всей видимости, свое значение в глазах солдат в периоды относительной стабильности I-II вв., когда армейская иерархия была адекватным воспроизведением социальной структуры Империи. Сохранявшиеся влиятельные экономические и политические позиции, старинные традиции служения государству на военном поприще и общественный престиж высших сословий (сенаторов, всадников, муниципальной аристократии) не ставили под сомнение их монополии на командные должности в вооруженных силах. Эта монополия воспринималась как естественный порядок вещей. Вопрос о характере и степени знатности остро вставал лишь для тех людей, которые стремились преодолеть существующие барьеры и подняться на самые верхние ступени социальной лестницы. Именно в среде таких людей, очевидно, находили самый положительный отклик идеи о соотношении знатности и доблести, подобные тем, что развивались в сочинениях Саллюстия и Онасандра.

Ситуация существеннейшим образом изменяется в III в., когда армия из органической части и зеркального отображения социальной структуры Римской империи превращается в особый организм, в некое чужеродное гражданскому обществу тело (corpus militare), и в связи с этим открываются возможности обходить «правила игры», принятые в традиционной общественной иерархии [35]. Теперь, как справедливо отмечает Г. Альфёльди, простой солдат мог подняться гораздо выше, чем в период принципата: «высшей должностью, к которой мог теперь стремиться профессиональный солдат, был не примипилат, а не меньше, чем императорская власть» [36]. Оторвавшись от традиционных социальных структур римского общества, армия приобретает самостоятельную политическую роль; солдаты уже не являются лишь послушными исполнителями воли своих честолюбивых командиров, но часто сами берут инициативу на себя [37]. Социокультурные стереотипы, связанные.

Обсуждение закрыто.