Вы просматриваете: Главная > История древности > Своею строгостью

Своею строгостью

«Своею строгостью и высотой они приподнимали личность и уводили ее от всякой обыденности; человек живее чувствовал, что в нем живет и должна жить идея», говорит об этих требованиях устава Вера Фигнер (стр. 181-2), сама одна из участниц этого неповторимого монашеского ордена.

И действительно, в этих беспощадно суровых требованиях отражался тот гигантский моральный и волевой подъем, который был необходим для «грандиозных дел», быстро следовавших одно за другими, и навсегда озарил светом недосягаемого героизма память каждого из участников этих «дел» в глазах последующих поколений русских революционеров, как бы критически ни относились они к теоретическим установкам и политической практике «Народной воли». Небольшой эпизод показывает, насколько высокий моральный облик этих «цареубийц» импонировал даже тем, против кого был направлен их террор, даже их судьям и тюремщикам: отправляя ту же Веру Фигнер на пожизненное заключение в Шлиссельбург (из которого ее лишь через 22 года освободила амнистия, последовавшая за революцией 1905 года), жандармский генерал Середа просил у своей узницы разрешения — поцеловать ее руку!

Такова была та революционная среда, которая с неослабной энергией и самоотвержением готовила день за днем все новые покушения на царя, бросала неудавшиеся планы, чтобы, расплатившись за них своей кровью и учтя тяжелый опыт, немедленно приняться за другие, более совершенные, и все ближе подвигаться к намеченной цели. Подкоп под пути Московско-Курской железной дороги, закончившийся неудачей лишь потому, что заложенная в нем мина была взорвана (19 ноября 1879 года) не под поездом, в котором следовал царь, а под шедшим впереди поездом его свиты, и взрыв царской столовой (5 февраля 1880 года), выполненный столяром Степаном Халтуриным, поступившим на службу в Зимний Дворец, и не давший ожидаемых результатов также лишь вследствие случайного просчета в несколько минут, — были самыми громкими этапами в этом продвижении. В течение нескольких месяцев небольшая кучка революционеров сумела не только заставить русское правительство считаться.

Обсуждение закрыто.