Вы просматриваете: Главная > История древности > Только решительный поворот

Только решительный поворот

Только решительный поворот в этом деле мог дать требуемый дипломатический эффект, то есть вступление Америки в войну.

Надо было действовать, и при этом решительно, но осторожно, дабы преждевременно не разглашать дела. Чтобы сломить грандиозное сопротивление, надо было поставить на карту не только свою карьеру, но для успеха дела проявить железный характер Бисмарка или по крайней мере Столыпина. Сазонов, beau-frere Столыпина, был его горячим поклонником, его портрет всегда находился на его письменном столе в кабинете министерства, и во многом он ему подражал.

Только что вырванная победа по польскому вопросу показала, что он и теперь не боялся идти на решительные шаги. Но, во-первых, в этот момент Царство Польское было занято уже немецкими войсками и слово «автономия» не могло иметь сейчас же практических последствий, а, во-вторых, еврейский вопрос был краеугольным камнем всей столыпинской политики, и Сазонову пришлось бы проявить столыпинскую решительность — пойти полностью вразрез со столыпинскими традициями. Не надо было закрывать глаза и на то, что нельзя же было ограничиться в угоду Североамериканским Соединенным Штатам уступками только по еврейскому вопросу, следовало, значит, менять вообще весь курс внутренней политики; другими словами, уничтожать все сделанное Столыпиным. Для этого, конечно, Сазонов не годился. Все, что он мог сделать, это испортить самым бесповоротным образом свою репутацию среди правых, что и произошло.

О начале этого дела я узнал дня через два после визита американца к Арцимовичу. В это время происходили только совещания в страшном секрете между Сазоновым, Нератовым и Арцимовичем, да еще была послана пространная телеграмма Ю. П. Бахметеву, моему дальнему родственнику, бывшему тогда послом в Вашингтоне, чтобы он дал самую подробную картину отношения американского общества и правительства к еврейскому вопросу в России.

Обсуждение закрыто.