Вы просматриваете: Главная > История древности > В августе 1915 г.

В августе 1915 г.

В августе 1915 г. сербское правительство особенно настаивало на разрешении ему со стороны России и союзников напасть на Болгарию и быстрым и решительным ударом ликвидировать болгарскую опасность. Когда Сазонов узнал о планах Сербии, то он первым делом запросил нашего посланника в Софии Савинского, бывшего начальника канцелярии министерства иностранных дел при Извольском. Государю приписывали «mot»*, которое он будто бы произнес при назначении Савинского шталмейстером: «Ну вот у нас имеется и штал-мейстерша» (намек на влечение Савинского к мужскому полу).

Савинский не пользовался репутацией серьезного дипломата, но, кроме этого, он в то время был болен, и миссией управлял 1-й секретарь Саблер, сын бывшего обер-прокурора Святейшего Синода (впоследствии переименовавшийся в Саблера-Десятовского). По приезде всей нашей миссии в Болгарии из Софии в Петроград я познакомился с этим самым Саблером, которому пришлось вручать Болгарии ультиматум России о войне. Могу сказать, что из всего состава нашего ведомства это был самый забитый и запуганный чиновник. Достаточно было провести с ним 10 минут, чтобы понять, что такой человек физически не мог управлять русской миссией в Болгарии в такой момент. Все, что он мог делать,— это передавать тусклым канцелярским языком то, что ему говорили его болгарские собеседники. Кроме больного Савинского и Саблера было двое совсем молодых людей для шифра — и это все, дальше шел уже консульский состав.

Понятно, что при таком составе нашей миссии в Софии ждать толкового освещения того, что там делается, не приходилось. Тем не менее по обрывкам разговоров, которые передавал Саблер, да и под впечатлением действительно русофильски настроенной болгарской миссии в Петрограде Сазонов счел «бесчеловечным» и «братоубийственным» с точки зрения славянской план сербского правительства, самым решительным образом протестуя против мысли о нападении.

Обсуждение закрыто.