Вы просматриваете: Главная > Без рубрики > В целом же можно сказать

В целом же можно сказать

В целом же можно сказать, что в оценке Онасандром знатности как таковой, несомненно, присутствует позитивный акцент. Неоднозначность его позиции в этом вопросе, как показал В.Петере, прежде всего объясняется личностью Квинта Верания, которому адресован «Страте-гикос» [24]. Этого Верания можно отнести к homines novi: он первым в роду достиг консулата; его отец, тоже Квинт Вераний, в своей карьере дошел только до претуры, а в 18 г. н.э. был наместником Каппадокии. Благодаря достижениям отца младший Вераний имел лучшие стартовые возможности, но, чувствуя себя уже не совсем безродным человеком, все еще мог считать, что сделал свою карьеру собственными усилиями.

Для подобных людей, не имеющих длинного ряда высших магистратов в роду, знатность, без сомнения, была вожделенной целью, но в реальности они могли претендовать лишь на знатность особого рода — ту, которая приобретается доблестью, а не благородным происхождением. Здесь мы имеем дело с той же концепцией знатности, которая в I в. до н.э. получила последовательное обоснование и разработку в сочинениях таких «новых людей», какими были Цицерон и Саллюстий, а еще ранее нашла выражение у Катона Старшего [25]. Если у Цицерона знатность, приобретаемая личными дарованиями и доблестью, рассматривается в общем морально-политическом плане [26], с точки зрения служения государству вообще (например, Pro Sest. 65.135-137), то у Саллюстия иной контекст рассуждений, в котором акцентируются главным образом военные заслуги как наиболее верный путь к приобретению nobilitas.

В вводной части «Заговора Катилины» он подчеркивает, что в древние времена римляне энергично соперничали между собой из-за славы; каждый стремился отличиться воинскими подвигами и свершениями, в которых и видели «богатство, доброе имя и великую знатность» (Cat. 7.6). Особенно важна и показательна в этом плане речь Гая Мария в «Югур-тинской войне». В этой речи, манифестирующей взгляды самого историка, центральное место занимают нападки на старинную родовую аристократию, погрязшую во всевозможных пороках, и дается обоснование претензий на высшую власть воинскими заслугами и доблестью. Древнему роду, славе предков, влиянию родичей, многочисленным клиенте-лам Марий противопоставляет свой военный опыт, перенесенные многочисленные труды и опасности, неподкупность, стойкость и храбрость.

Обсуждение закрыто.