Вы просматриваете: Главная > История древности > в прежнее время

в прежнее время

Так как мне и в прежнее время приходилось экзаменовать поступающих, то, на мой привычный взгляд, поступавшие к нам в министерство при Терещенко ничем не отличались от тех, кто поступал в царское время. И тогда бывали случаи вроде Бутурлина.

В одном только отношении чувствовался переход к новой «парламентской» системе — это высшие дипломатические места за границей, которые, если бы Временное правительство продолжало действовать, стали бы, несомненно, целиком уделом не профессиональных дипломатов, а счастливых политиков или, как у нас говорили злые языки по случаю назначения В. А. Маклакова, «очередных ораторов». Что касается этого последнего назначения, то я не могу не рассказать здесь его историю ввиду той важности, которую для России всегда представлял пост русского посла в Париже, в особенности со времени франко-русского союза.

До Февральской революции этот пост занимал Извольский, то есть наиболее крупный русский дипломат, каким могло располагать дипломатическое ведомство. Еще при Милюкове, как я отметил выше, были отставлены Извольский от своего поста в Париже и Сазонов от своего назначения в Лондон. Я уже говорил, что сама обстановка увольнения Сазонова (и одновременно Извольского) указывала на внешнее давление, оказанное на Милюкова. Тогда же, еще при Милюкове, был поставлен вопрос о парижском заместителе Извольского. В Лондоне вплоть до прихода к власти большевиков поверенным в делах продолжал быть Константин Дмитриевич Набоков (брат В. Д. Набокова), бывший до этого советником посольства при покойном графе Бенкендорфе, парижским посольством после увольнения Извольского временно управлял Севастопуло, советник посольства, как дипломат — не первая величина. Если в Лондоне были вполне довольны Набоковым и не требовали быстрого замещения посольского поста, то французы, наоборот, торопили с назначением посла и не могли удовольствоваться Севастопуло.

Обсуждение закрыто.