Вы просматриваете: Главная > История древности > В связи с этим уточним

В связи с этим уточним

В связи с этим уточним еще два момента: каково могло быть количество наемников в Фанагории и в Северном Причерноморье вообще. Тот факт, что в фанагорийском декрете нет списка новых граждан, на мой взгляд, свидетельствует, что их было не так уж мало по античным меркам. Из ольвийского декрета в честь амисского кибернета следует, что достаточный для обороны Ольвии гарнизон был доставлен туда всего на одном корабле. Поскольку о размерах этого корабля нет никакой дополнительной информации, думается, что это был обычный средний торговый корабль, который вряд ли мог принять на борт более 200 человек.

По-видимому, и гарнизон Фанагории был не более того. Если же считать, что дань в 200 талантов, о которой говорит Страбон, шла на содержание армии Понта в регионе, и принять за исходную цифру оплаты наемников в среднем 1 драхму в день, то окажется, что все вооруженные силы Понта в Северном Причерноморье составляли чуть более 3000 человек. То, что этих сил было достаточно для поддержания здесь власти понтийского царя, подкрепляется сообщением Страбона о разгроме скифов и роксолан всего лишь шеститысячной армией Диофанта. Более того, по сообщению Иосифа Флавия, римское господство на Черном море также обеспечивалось 3000 легионеров и 40 кораблями (Bell. Jud. И. 16) [41]. Судя по зарытию кладов на территории азиатского Боспора, внешняя опасность для новых владений Понта была наиболее сильна именно здесь. И именно здесь должны были находиться основные силы понтий-ской группы войск в регионе. Привлечение их на свою сторону фанагорийцами в период подготовки к выступлению против понтийского царя в такой ситуации выглядит вполне целесообразным.

Таким образом, в целом мы можем говорить, что после установления власти Митридата на Боспоре весь северопонтийский регион был превращен им в единую в административном отношении провинцию Понта. Центром этой провинции стал, вероятнее всего, Пантикапей. Управление новой составной частью понтийской державы осуществлялось первоначально наместником из числа «друзей» царя, причем являвшимся одним из командиров армии Митридата. Позднее, после восстания на Боспоре, наместником здесь стал сын Митридата Махар. Предоставление греческим городам Боспора ряда полисных свобод (в том числе и восстановление гражданского ополчения) связано не только и, по-видимому, не столько с филэллинизмом Митридата, сколько.

Обсуждение закрыто.