Вы просматриваете: Главная > История древности > Во-вторых

Во-вторых

Во-вторых, он заверял нас, что центр тяжести не в социалистических лозунгах большевиков, а в их германофильской ориентации. Надо заключить сепаратный мир, который не мог заключить Штюрмер из-за сопротивления Николая II и которого не желало Временное правительство, и пусть лучше это грязное дело делают всякие проходимцы вроде большевиков, чем приличные русские люди. Что заключить мир надо, равно как и перейти к германофильской ориентации, в этом Беренс был убежден и убеждал нас. Некрасов и Гире считали также, что антантофильская политика министров от Сазонова до Терещенко привела Россию к гибели, что мы таскаем каштаны из огня для Англии, она же со свойственным ей коварством отплатит нам за это ударом в спину в восточных делах. При этом оба ссылались на свой среднеазиатский опыт, а Беренс — на дальневосточный.

Как это ни странно, из всех нас А. М. Петряев наиболее прислушивался к этой тайной монархическо-германофильской агитации, смысл которой заключался в том, что как только Германия получит необходимый ей сепаратный мир с Россией, то сейчас же будут восстановлены на троне Романовы, которые поведут, конечно, германофильскую политику, и это будет превосходно с точки зрения нашего общего международного положения и, в частности, восточной политики. Он не то чтобы ее поддерживал, а, как говорят французы, pretait ГогеШе*.

Эти сведения преподносились нам в виде писем Беренса, который «информировал» нас через Некрасова, читавшего его письма вслух. Источник своих сведений Беренс не указывал, как он писал, «по само собой разумеющимся обстоятельствам». Нам, конечно, была ясна цель этой пропаганды; монархическая же приманка не могла не действовать на чиновников министерства, видевших собственными глазами слабость Керенского и всех остальных членов Временного правительства.

Обсуждение закрыто.